История Ахтырского храма

добавить в избранное
19 мая 11:29, Ольга74ку

История Ахтырской (кладбищенской) церкви к 190-летию со дня постройки каменного храма (15 июля 1822 г. – 2012 г.)
Вряд ли кто из старооскольцев не бывал у памятника погибшим воинам в годы Великой Отечественной войны на братской могиле советских солдат (ул. Ленина). За памятником расположено старое городское кладбище. У входа на кладбище до 50-х гг. ХХ века стоял храм в честь Ахтырской иконы Божией Матери. Сегодня из храмового архитектурного комплекса на старом кладбище сохранилась лишь кирпичная арка-
вход.

«С открытием городского кладбища в 1784 году туда, по преданию, была перенесена деревянная соборная церковь и освящена во имя святых Гурия, Самона и Авива», – говорится в историческом очерке XIX века.
Подтверждающую информацию находим у А.П. Никулова в историческом исследовании Оскольского края. Историк, опираясь на факты, пишет, что в год завершения строительства Соборной церкви (1767 г.) действовала и другая церковь – деревянная – во имя Гурия, Самона и Авива, считавшаяся Соборной ранее. «В 1787 году, – пишет автор, – согласно Указу о составлении плана городов землемер Егор Плотников с городскими властями и представителями населения приступает к планировке территории. Возводить новые строения дозволялось только на указанных в плане местах. При составлении плана слободы Казацкой было определено новое место городского кладбища с отклонением от утвержденного генеральным планом. Власти города учли пожелания жителей, изложенные в прошении, считавших, что в генеральном плане кладбище за Казацким логом в лесу весьма неудобно. Было дано «добро», и кладбище расположилось на месте нынешнего закрытого».

Из доклада известного врача, почетного гражданина Старого Оскола В.С. Абельдяева «О развитии здравоохранения города в 1969 году» узнаем об истории и современном состоянии кладбищ. О возникновении городского кладбища автор делает следующие выводы: «На протяжении XVII и XVIII веков в городе имелось три небольших кладбища, составлявших нечто вроде собственности Богоявленской, Николаевской и Михайловской церквей. В дальнейшем, в связи с ростом населения, нахождение в центре трех кладбищ служило сдерживающим началом для развития и благоустройства города. Надо полагать, что это и послужило причиной к тому, что в 1784 году названные три кладбища при церквах были закрыты для захоронения и создано единое городское, сохраняющееся до настоящего времени, только в несколько уменьшенных размерах. В начале XIX века на территории городского кладбища была построена Кладбищенская церковь, содержащаяся исключительно на доходах от платы за выполнение похоронных треб».
По свидетельству летописи: «В начале нынешнего (XIX) столетия вместо деревянного был заложен каменный храм, освященный в 1822 году в честь иконы Божией Матери «Ахтырской», с очень бедным иконостасом».
В записках краеведа А. Агеева встречается следующая запись: «В слободе Гусевка (ныне ул. 17 Героев) в XIX веке проживали православные цыгане, которые во главе с Гурьяном Коржовым принимали самое активное участие в строительстве каменного храма в честь иконы Пресвятой Богородицы «Ахтырской». В день престольного праздника в город приезжали цыгане из села Шмарного. Кочевой народ, обосновавшийся на Оскольской земле, был очень набожным и трудолюбивым. В храм приходили семьями, каждый раз празднично одетые» (факт проживания цыган на территории Староосколья в данный исторический период подтверждается и архивными документами).
Одноэтажная церковь строилась на возвышенности, простым крестом. Вход в храм располагался со стороны современной Братской могилы советских воинов N 1 (ул. Ленина). Длина здания составляла 32 метра, ширина 21,5 метр, высота 30 метров.
Две главы – на церкви и колокольне – позолоченные. Кресты на главах медные с позолотой, четырехконечные. Иконостас резной из дерева, резьба помещалась на белом мраморном поле в три яруса. Царские двери, состоящие из двух створок, резные. Кирпичная колокольня построена вместе с храмом, в виде башни, имела семь колоколов. Шесть колоколов установлены со дня построения церкви, седьмой – большой – с 1860-го года с надписью: «Старанием церковнослужителей и церковного старосты Стефана Михайловича Коренева в Старом Осколе в кладбищенскую церковь. Весу 154 п. 15 ф». (2 т. 523 кг.). (Метрика Ахтырской (кладбищенской) церкви для получения верных сведений о древне-православных храмах.1887 г.).

Вход на старое кладбище

Вход на старое кладбище

Кладбищенская церковь имела древнейшее напрестольное Евангелие, напечатанное по благословению патриарха Иосифа в Москве в 1644 году с надписью, свидетельствующей о том, что оно подарено в одну их Киевских церквей польским воеводой. Евангелие было передано в дар Соборной церкви города-крепости Оскол 22 декабря 1652 года Насоном Погорским и его женой Пелагеей от имени служителей церкви Пресвятой Богородицы г. Киева.
Известно, что деревянная церковь во имя Гурия, Самона и Авива в XVII веке являлась Соборной. Позже церковь разобрали и перенесли на новое место (городское кладбище), где в XIX веке построили новое каменное здание церкви в честь Пресвятой Богородицы «Ахтырской». Сохранившееся напрестольное Евангелие вошло в состав вещей Ахтырской церкви. При храме имелись и местночтимые иконы: Пресвятой Богородицы «Отрада и Утешение» и образ святых мучеников и исповедников Гурия, Самона и Авива (Метрика Ахтырской (кладбищенской) церкви для получения верных сведений о древне-православных храмах.1887 г.).
Церковь своего прихода не имела и содержалась за городской счет. При церкви был сад. Ежегодно он сдавался в аренду. Арендный доход Ахтырско-Кладбищенской церкви от сада в конце XIX века составлял 50 рублей. В начале ХХ века в пользу церкви поступало приблизительно от 200 до 300 рублей.

Памятник Симонову на старом кладбище

Памятник Симонову на старом кладбище

Главным жертвователем церкви был Илларион Илларионович Симонов, много способствовавший украшению церкви, улучшению положения священно- и церковнослужителей и кладбищенского сада.
Из исторического очерка А.П. Синдеева известно, что «старанием церковного старосты Иллариона Илларионовича Симонова в 1878 году весь храм был оштукатурен; в 1887 году поправлена ограда и устроены с южной стороны ворота. В 1889 году старанием и на средства И.И. Симонова старое здание при церкви было приспособлено для церковно-приходской школы, открытой в память чудесного спасения семьи императора Александра III во время крушения царского поезда 30 (17) октября 1888 года. Для ее благоустройства церковный староста И.И. Симонов купил на свои средства мебель, учебные пособия, а затем и само содержание и жалованье учителю взял всецело на себя (более 600 рублей), и, благодаря его материальному участию и старанию священника Михаила Рождественского, школа находится в прекрасном состоянии».
Церковный староста старооскольский купец 2-й гильдии Илларион Илларионович Симонов был награжден «За непрестанные заботы по благолепию храма» в 1883 году большой золотой медалью на Станиславской ленте; 29 октября 1886 года большой золотой медалью на Анненской ленте с надписью «За усердие»; 12 октября 1890 года большою золотою медалью на Владимирской ленте с надписью «За усердие».
В.Е. Гладков называет И.И. Симонова «человеком времени, человеком легенды». В своей книге «Сказы старого города» Валентин Евгеньевич пишет о нем так: «Этот человек сделал для родного города очень много хорошего, много добра, и ему было присвоено звание почетного гражданина города. Этого человека в городе знали все. Как говорится, и стар, и мал. Общественно-благотворительная деятельность И.И. Симонова началась, пожалуй, в 1876 году, когда его избрали гласным (депутатом) городской Думы. Создал при Кладбищенской церкви огромный сад, который служил любимым местом для прогулки горожан. В 1880 году он внес значительный вклад в строительство двухэтажного здания Александровской богадельни для престарелых граждан. В 1883 году Симонов был избран председателем городской Думы. Он курирует городское «Общество пособия бедным». Помогает ему материально. Илларион Илларионович проявил старание при открытии в Старом Осколе уездного духовного училища, а при нем – общежития и большой столовой. В 1884 году построил резервуар для воды, водопроводную башню. Улучшил пути сообщения в городе. На благоустройство города пожертвовал 15 тысяч рублей. По тем временам большие деньги!». (На старом кладбище сохранилось захоронение начала XX века почетного гражданина города И.И. Симонова).

Клировый штат Ахтырской церкви

В конце XIX века клировый штат Ахтырской церкви состоял из священника и диакона.
С 5 апреля 1891 года на должности настоятеля находился священник Михаил Алексеевич Рождественский, исполнявший также обязанности цензора проповедей по г. Старому Осколу.
С 20 сентября 1885 года псаломщическую должность исполнял диакон Иоанн Попов. Ранее был дьячком Михайловской Нижне-Чуфичевской церкви (И. Токмаков. Историко-статистический археологический очерк города Старого Оскола с уездом. 1894 г.).
Священник Михаил Алексеевич Рождественский отошел ко Господу 22 июня 1903 года. Читая некролог, понимаешь, какой широкой души был человек: «Являлся светочем для страждущих и обремененных нуждами. Каждый скорбящий получал от него утешение и пастырское наставление, а материально нуждающиеся – помощь, которую, если она не изыскивалась на стороне, то доставал из своих средств. Немало слез было осушено его любовью, немало голодных было накормлено его трудом». Известно, что он являлся одним из первых организаторов постоянной помощи неимущим и «Общества пособия бедным». Как сообщает губернская газета за 1902 год: «священник Михаил Рождественский заведовал Домом убежища для бедных и неспособных к труду». В этом заведении в тот период проживало 14 человек.
Участвовал отец Михаил и в создании бесплатной столовой, которая находилась под наблюдением члена Общества В.В. Пирогова. В отчете указано, что за период 1901 года бедным было выдано 17215 бесплатных обедов. В будни выдавались щи и кулеш, а в праздники добавлялась говядина или рыба и каша с молоком.
В Кладбищенской школе, которую отец Михаил создал вместе с И.И. Симоновым, он бесплатно преподавал Закон Божий, его стараниями в школе появилась прекрасная по тем временам библиотека, где батюшка проводил религиозно-нравственные чтения. Из учеников был создан отличный хор. Храм всегда был полон молящихся. За усердную службу священник Михаил Рождественский имел многие награды, среди них орден святой Анны 3-й степени.

Согласно «Справочной Книге о церквах, приходах и причтах Курской епархии за 1908 год», в начале ХХ века при храме настоятельствовал священник Леонид Иванович Халанский; диаконом служил Михаил Феоктистович Праведников.
Известно, что священник Леонид Иванович Халанский, сын священника Иоанна Халанского, служившего в селе Котово, был арестован 28 сентября 1934 года в Ставропольском крае, приговорен 31 августа 1935 года к одному году тюремного заключения. Дальнейшая судьба отца Леонида неизвестна.
Протоиерей Михаил Праведников (1872-1937) родился в селе Сергиевка Золотухинского района Курской области. Его отец был диаконом. Сын продолжил духовную династию. В 1894 году окончил Курскую Духовную семинарию. Долгое время служил псаломщиком. В 1909 году рукоположен во священники к Николаевской церкви села Незнамово. Как складывалась жизнь священника в этот период, неизвестно. Лишь следственное дело, хранящееся в архивах УФСБ по Белгородской области, позволяет узнать, что в 1929 году отец Михаил был судим Старооскольским Нарсудом за невыполнение госпоставок по ст. 61 УК РСФСР и приговорен к году принудительных работ. Епископ Старооскольский Онуфрий (Гагалюк), высоко оценив преданность батюшки Церкви, после освобождения назначил его благочинным Чернянского округа.
В 1936 году храм, в котором служил отец Михаил, закрыли и разрушили. 26 октября 1937 года арестовали. Все допросы, которые следствие посчитало нужным запротоколировать, проходили в один день – 17 ноября 1937 года. Допрашивал благочинного начальник Чернянского РО НКВД сержант госбезопасности Некипелов.
Заставить отца Михаила «стать контрреволюционером» не удалось. Решением тройки при УНКВД по Курской области от 2 декабря 1937 года священник Михаил Праведников был приговорен к расстрелу.
Протоиерей Михаил Праведников реабилитирован Белгородской прокуратурой 14 сентября 1989 года.
В тяжелое для Русской Православной Церкви время, когда в стране с приходом к власти большевиков начали происходить страшные изменения, протоиерей Никита Амфитеатров, служивший настоятелем Ахтырской церкви, писал: «В последнее время кажется, как будто двери ада настежь открыты, и вся злоба, сдерживаемая веками, разлилась по всему лицу русской земли» (Из статьи Елены Амфитеатровой «Подпоручик Павел Никитович Амфитеатров»).
Согласно «Клировой ведомости Ахтырской-Кладбищенской церкви за 1916 год», протоиерей Никита Иоаннович Амфитеатров происходил из духовного звания. Образование получил в Курской духовной семинарии. В 1898 году 15 января был рукоположен во священники и долгие годы служил в Тимском уезде. В августе 1914 года Высокопреосвященнейшим Тихоном и по личной просьбе отец Никита был перемещен на священническое место к Ахтырской церкви, где безвозмездно исполнял обязанности священника по Старооскольской Александровской богадельне. С 11 сентября 1914 года состоял заведующим и законоучителем при Симоновской-Кладбищенской церковно-приходской школе. В 1917 году священник Никита Амфитеатров являлся Председателем 1-го Старооскольского Окружного Церковного Совета.

Протоиерей Никита Амфитеатров

Протоиерей Никита Амфитеатров

Последние месяцы жизни протоиерея Никиты Амфитеатрова описаны внучкой Еленой в статье, посвященной ее дяде, Павлу Никитичу Амфитеатрову: «…мать Павла Никитича, матушка Александра, осталась в Осколе одна с малыми детьми: протоиерей Никита покинул город, по-видимому, чтобы увидеться с сыном, отходившим с армией Деникина. С каким благословением ехал священник к сыну: на борьбу с красными? эмиграцию? или возвратиться к родным и остаться в России? Отец-протоиерей не вернулся к семье: по одним сведениям, он умер от тифа в Кисловодске, и матушке Александре даже прислали его шубу, по другим – погиб во время беспорядков в Пятигорске. Кто-то убежден, что батюшку расстреляли, но достоверно полагать ни об обстоятельствах кончины, ни о месте не приходится. Успел ли отец Никита встретиться с сыном, тоже неизвестно».
Коренная ломка устоев Русской Церкви начинается после принятия в 1918 году Декрета Совета Народных Комиссаров «об отделении Церкви от государства и школы от Церкви». Создаются специальные комиссии, начинается работа по регистрации культовых зданий и описи их имущества.
Из «Отчета Старооскольской комиссии по изъятию церковных ценностей» за 1922 год известно, что из Ахтырской церкви было изъято 38 разных серебряных предметов; пять украшений с иконы со 180 бриллиантовыми камнями. При этом присутствовали священник Георгий Оболенский (Аболенский), диакон Иоанн Матушанский. Сосуд с прибором, дарохранительницу и ризу с иконы Божией Матери «Ахтырской» изыматели оставили при храме.
Священник Георгий Оболенский родился в 1873 году в семье псаломщика одного из храмов Старого Оскола. Окончил Старооскольское духовное училище. Работал учителем в селе Комаревцево. Октябрьскую революцию 1917 г. отец Георгий встретил в сане диакона. Осенью 1919 г. во время стремительного наступления деникинцев красноармейцы вынуждены были оставить Старый Оскол. Но с собою они взяли заложников из числа горожан.
В группе заложников, которых красноармейцы особого отдела 13-й армии увели из Старого Оскола, были священник Василий Иванов и диакон Георгий Оболенский. В начале 1920 года отец Георгий смог вернуться в Старый Оскол и продолжить служение в Казанско-Николаевском храме.
Гражданская война внесла смуту и хаос во все сферы жизни. После того, как линия фронта дважды прошла через город, в нем почти не осталось духовенства. Одних угнали на север красные, другие эвакуировались на юг с белыми. В августе 1920 года на заседании Благочиннического Совета 1-го Старооскольского Округа слушался доклад Председателя Совета священника Василия Иванова: «…о неотложной необходимости в виду чрезвычайно тяжелых условий данного времени, иметь в округе одного запасного священника с возложением на него обязанностей замещать больных и отсутствующих, и служить по праздникам в Соборном храме, где имеется только один священник». На эту должность выдвинута была одна достойная кандидатура «благочестивого и ревностного служителя алтаря Господня отца диакона Старо-Оскольской Ахтырской кладбищенской церкви Иоанна Матушанского, более 20 лет прослужившего в сане диакона». Отец Иоанн был награжден «за примерную и плодотворную пастырскую службу» саном иерея (без установленного экзамена) с оставлением на диаконской вакансии при Ахтырской церкви с возложением на него обязанностей запасного священника 1-го Старооскольского Округа (Послужные и наградные списки священнослужителей Старооскольского уезда за 1920 г.).
Обновленческий раскол
В это же время православную церковь постигает еще одно бедствие – это обновленческий раскол, в ходе которого была образована так называемая группа «Живой Церкви», выступавшая в поддержку советской власти и проведение внутрицерковных реформ. Власти активно поддерживали раскол, который еще более ослаблял позиции Церкви в государстве и среди простого населения. В период обновленческой смуты иерей Георгий Оболенский и диакон Иоанн Матушанский остались верны святому Православию, не нуждающемуся ни в каких обновлениях.
В стране создаются «обновленческие Церковные управления власти». С этого периода начинается процесс «передачи» храмов от одних групп верующих к другим. Причем ясно, что приоритетным правом обладали обновленческие общины. Согласно архивному документу «Выписки из протокола заседания Президиума Старо-Оскольского Райисполкома от 9 июля 1938 года», на котором рассматривался вопрос о закрытии Ахтырской церкви, следует, что «Обновленческая группа верующих просуществовала примерно 7-8 лет».
В последующем выяснилось, что напрасно обновленческая община так активно поддерживалась властью, поскольку они не смогли обеспечить надлежащей сохранности имущества и к 1938 году «…здание кладбищенской церкви г. Старый Оскол находилось в бесхозяйственном состоянии…» (Выписка из протокола N 17 заседания Культкомиссии при Курском Облисполкоме от 19 сентября 1938 года).
Вопрос о бесхозяйственном состоянии церкви поднимался на заседании Старооскольского горсовета уже в июле 1938 года, на котором было принято решение: «В связи с тем, что имеющаяся верующая группа обновленцев при кладбищенской церкви распалась, священнослужитель от дальнейшего служения отказался, просить Президиум Райисполкома о закрытии означенной церкви» (Выписка из протокола N 74 заседания Президиума Старооскольского горсовета от 05 июля 1938 года).
Процесс закрытия храма был запущен. В августе 1938 г. Курский Облисполком постановил: «Кладбищенскую церковь закрыть, передав таковую в распоряжение райисполкома на снос».
В январе 1939 года Президиум Верховного Совета РСФСР постановил: «Материал этого здания использовать на ремонт школ в 1939 году». В феврале Курский Облисполком подтвердил, что «здание закрытой кладбищенской церкви г. Старый Оскол не может быть использовано под культурные нужды за ветхостью, так как оно угрожает обвалом. Это здание подлежит сносу, а материал будет использован на ремонт школ в текущем году».
Из воспоминаний старожилов
Прасковья Васильевна Гончарова: «Было это в 1934 году. Шли мы с матерью по воде почти босые. Лапти у нас были старые, ноги мокрые. Пришли в Старый Оскол, а остановиться негде. И ночевали мы в церкви на кладбище. Ночевали в притворе, а в храм двери были закрыты. Храм был на кладбище большой, хороший, только первые двери были замкнуты. Десять лет мне было, не знаю, был ли крест на церкви. Но помню, было много беспризорных людей. Только хороший человек за ними ухаживал. Прекрасный, добрый человек. Не особо старый, не особо молодой. Он очень жалел нас всех. Листвы сухой постелил на полу. В листве нам хорошо было спать, тепло».
Вспоминает Николай Николаевич Тулинов: «Наша Ахтырская церковь разрушалась также, как и остальные городские. Ее не поджигали, а просто разорили. Храм сначала закрыли. Все забрали, и там образовался склад для ссыпки зерна. Это зерно несколько лет лежало, потом забрали. Приезжала специальная бригада для разрушения. Снимал купол и раскрывал все железное кровельщик Красников (Косой по-уличному). Ни один из жителей себе кирпичей не брал. Церковь стояла на кладбище. Мальчишкой я здесь был. Проходил мимо, когда сбросили колокол с нашего храма. Кусочек колокола откололся и мне под ноги упал. Я его взял. Это было где-то в 1936-1937 годах. Колокола, наверное, на переплавку отправили. Наша церковь была хорошая. Размерами была такая же, как церковь на Гумнах. Часовня была на кладбище. Рядом с часовней мои родные похоронены».
Рассказывает Михаил Валентинович Веселовский: «Помню Ахтырский храм на кладбище, меня туда бабушка водила маленького, и часовню видел тогда же, мраморная была, поэтому и запомнил. Ломали ее после войны, где-то в 1950-е годы. Помню, иду как-то мимо, смотрю, а ее уже нет, разобрали».
Городское кладбище, расположенное в западной части города, в конце центральной части улицы Ленина, функционировало до 15 сентября 1973 года. Учитывая рост населения города и расширение городской черты, в результате чего кладбище оказалось в центре города, Исполком Городского Совета депутатов трудящихся 6 мая 1955 года принял решение: «Существующее кладбище с 1957 года поставить на консервацию». Но в 1960-е годы оно продолжало функционировать, и лишь в 1971 году Старооскольский горисполком решил «строить новое городское кладбище».
В сентябре 1973 года Старооскольский горсовет своим решением запретил захоронение на городском кладбище, о чем было объявлено по радио и в газете «Путь Октября». Новое кладбище в районе Канатной фабрики было открыто 15 сентября 1973 года.
По свидетельству краеведа Рема Ивановича Мелентьева: «В период разрушения городских храмов власть уничтожила и кладбища при церквах. Из плит-надгробий выложили ступени спуска к улице Рыльской. Каждый раз, спускаясь и поднимаясь по плитам, мы читали эпитафии и имена, топча и оскверняя память умерших. Сейчас этот спуск залит цементным раствором, закрыв надписи».
Сегодня в двухэтажном здании Александровской богадельни для престарелых граждан, построенном в конце XIX века в северо-восточной части кладбища, размещается Медицинский колледж. На старинном кладбище похоронен известный врач Старого Оскола А.Г. Абельдяев, который после Великой Отечественной войны возглавлял туббольницу и Медицинский колледж.

Научный сотрудник Александро-Невского собора Светлана Шестакова

источник

Добавить комментарий
 
1
15
1
 
Просмотров 357 Комментариев 11
Комментарии (11)
19 мая 15:27 #

Вроде всего лишь одна церковь и кладбище, а сколько историй и судеб!

 
1
7
1
 
19 мая 16:01 #

многие места хранят в своей памяти  множество  людских судеб.

 
1
1
1
 
26 мая 12:14 #

Очень интересная статья 

 
1
1
1
 
26 мая 13:09 #

Спасибо за статью, Ольга. Очень познавательно про этот некрополь. Жаль, что сейчас кладбище не в очень хорошем состоянии.

 
1
6
1
 
26 мая 13:21 #

увы, я не автор этой статьи. я  только нашла и обратила ваше  внимание.

 
1
0
1
 
28 мая 23:02 #

не соглашусь с вами, это самый старый погост на территории города, и он в прекрасном состоянии, по несколько раз на год проходит субботник на его территории. родственники приводят в порядок могилки и оградки.

 
1
0
1
 
29 мая 09:44 #

Многие могилы, увы, неухожены и явно заброшены. Да и арку стоило бы реконструировать.

 
1
6
1
 
29 мая 22:55 #

арку стоило бы


   O:-)  РЕСТАВРИРОВАТЬ  ;-(



 
1
6
1
 
30 мая 13:22 #

Главное, чтобы не подвергли реновации:-D

 
1
5
1
 
30 мая 13:27 #

Уже одну "РЕСТАВРИРОВАЛИ"! 

 
1
5
1
 
7 июня 22:15 #

на очереди дом по ул. Ленина 4. тоже памятник архитектуры.

 
1
0
1
 

Комментировать публикацию

Гости не могут оставлять комментарии