ФранШИЗА косит наши ряды

добавить в избранное

Предупреждение: в тексте присутствует ненормативная лексика и ваще многа букафф. Лицам, не достигшим социальной и психической зрелости, читать не рекомендуется.

 

 

 

Любое предприятие — это, в первую очередь, люди, их отношения.

 

И только потом — технологии и прочая фигня.

Кто-то неглупый. Возможно, я сам.

 

Гром, как водится, грянул среди ясного неба. То есть, не сказать чтобы оно когда-либо было абсолютно безоблачным над головами работников редакции «ОН крест», но и выраженных катаклизмов в ту пору не наблюдалось. Стоял апрель, воздух был пронизан запахами воскресающей флоры и иллюзией свободы. В общем, хотелось жить и даже работать…

 

Ящик Пандоры

 

День космонавтики в 2006 году для молодого выпускающего редактора газеты «Информлисток» стал, возможно, не менее волнительным, чем тот же день 45 лет назад для Гагарина. Вызов «на ковер» к Вседержательнице, сам по себе, ничего плохого не предвещал. Редактор был в фаворе и посему в кабинет зашел смело, успев даже по дороге нацепить фирменную маску «я заранее считаю, что это глупость, но послушаю».

 

- Мы запускаем новый проект, - чуть тише обычного, с плохо скрываемым волнением в голосе сообщила директор. - Журнал. О бизнесе. Ты будешь главным редактором! Прозвучало как: «Ты полетишь!» Слухи о новом проекте давно ходили в редакционных кулуарах, но большинством онкрестовцев всерьез не воспринимались. В самом деле, какой к черту новый проект, если существующие два, как недоношенные дети, постоянно пугают родителей, то и дело демонстрируя различные признаки нежизнеспособности?!

 

В кабинете повисла пауза. «Чет я очкую…» - сказал бы сегодня испорченный каналом ТНТ претендент на должность. Тогда же это прозвучало чуть сдержаннее:

- Я…не уверен…

- В чем ты не уверен? – буравчики глаз навылет прошили подчиненного.

- Да во всем… Во-первых, тематика… Зачем? У нас же есть бизнес-издание. Будем конкурировать сами с собой? И потом… почему я? Моя кандидатура может вызвать в редакции пару-тройку инфарктов. Я не спец в бизнес-журналистике. Я, напомню вам, вообще и не журналист даже! И… мне нравится моя сегодняшняя работа!

 

- Никакой конкуренции! – к части вопросов она была явно готова. – «Бизнес-поздравлялки» (вторая газета «ОН крест» - прим. авт.) - преимущественно старооскольское издание, а журнал будем позиционировать на всю области. Ну и, рекламу, конечно, подтянем не только старооскольскую. В области уйма неохваченных нами потенциальных рекламодателей! А насчет тебя... Нужен свежий, незаштампованный подход. Только ты! Справишься, я не сомневаюсь! К тому же – это новый уровень и… в два раза больший оклад!

 

Все козыри лежали на столе. Немногие стали бы кочевряжиться на месте нашего героя, но этот иначе просто не мог:

- Мне нужно подумать.

- Ну, подумай, - на сей раз, в голосе была нескрываемая ирония. «Знаем мы уже, как ты умеешь набивать себе цену! Повыпендривайся чуть-чуть – время есть» - примерно такой набор мыслей отчетливо читался во взгляде Главной. – Подумай также, кстати, о преемнике в «Информлисток», - воткнулось в спину уже выходящему «счастливчику».

 

А между тем, молодой редактор, действительно, сомневался. И на то были основания. Во-первых, было жалко бросать возглавляемую газету. Под его началом она буквально за год круто преобразилась: были введены новые рубрики, усилилась интерактивная составляющая, появился стиль. А сколько идей еще не реализовано! И все будет похерено – это без иллюзий. Во-вторых, а, в самом деле – потянет ли он? Это ж не восьмиполосная газетенка! Журнал! Да к тому же, бизнес-журнал! Да еще и с претензией на областное позиционирование! Не факт…

 

В-третьих, и, возможно, главных, следует отметить, что на тот момент на эту должность в редакции можно было найти не менее достойную кандидатуру. То есть, последнее административное решение в очередной раз предавало его карьерной траектории характер движения самой хитровывернутой шахматной фигуры. Это, в свою очередь, сулило неминуемо породить конфликт, да к тому же не оставляло ему права на ошибки. Было заведомо ясно, что всякий раз, когда он будет оступаться, вместо дружеского локтя нужно будет ожидать тычок в спину…

 

Франчайзинг

 

Естественно, новость о том, что новый проект — не миф, облетела редакцию буквально за несколько часов. Причем, сообщение, передаваемое из уст в уста, звучало примерно так:

- Да точно тебе говорю! Какой-то бизнес-журнал. Да хрен знает, как он там называется! Будем выпускать по франчайзингу. Что это? Ты у меня спрашиваешь?! Хрен знает, что это! И ваще! Ахренеть, блин! Мало нам было проблем с газетами...

 

Если вдруг, вы также как и сотрудники «ОН крест» образца 2006 года не очень-то пока в курсе, что стоит за страшным словом «франчайзинг», то я сейчас вам предельно доходчиво поясню.

 

Вот, предположим, ваша соседка тетя Клава гонит самогон. И весь подъезд (а то и двор!) знает, что в квартире №50, где прописана эта самая Клавдия, можно в любое время суток взять пузырь отличного первача, а в квартире, скажем, №40 гонят отраву. Застолье местной «синевы» начинается со слов: «От Клавки?» — «От нее, канешна, не из сороковой же!» — «Наливай!»

 

Короче, «От Клавки» — это бренд. Теперь, если ребятки из сороковой начнут впаривать свой голимый самогон неискушенным покупателям, снабдив кодовым выражением (воспользовавшись чужим брендом) «От Клавки», то очень вероятно получат по лицу от клавкиного мужа. Но! Если все те же ребятки, задавленные конкуренцией, набравшись наглости и явившись к вашей соседке на поклон, попросят ПРОДАТЬ секрет правильного гона, ситуация резко меняется. В случае положительного результата переговоров, овладев за умеренную плату секретами технологии, бывшие голимые самогонщики начинают гнать столь же качественный продукт, что и Клава. И самое главное! Они вполне имеют право, продавая очередную дозу, говорить: «Точно, как у Клавки!» Так вот, поделившись секретами и позволив зарабатывать на своем бренде, ваша соседка стала франчайзером. Ребятки из сороковой — франчайзи. Но на этом отношения франчайзи и франчайзера не заканчиваются. Дабы ребятки со временем не скатились до выпуска пойла прежнего качества (что весьма вероятно: это ж проще и дешевле!) и тем не навредили бренду, франчайзер (Клава) вынужден постоянно контролировать качество продукта, выпускаемого под его именем. Вот весь комплекс таких взаимоотношений называется работой по франчайзингу. Ну, а сам право выполнять такую деятельность — франшиза.

 

Итак, коллектив «ОН крест» был поставлен перед фактом: с июня мы выпускаем бизнес-журнал «Шморбс». Точнее, «Белгородский Шморбс». По франшизе.

 

Кухня

 

Чтобы читатель понял специфику нового проекта, позволю себе здесь подробно описать журналистскую «кухню» «ОН крест».

 

Всю редакцию условно можно разделить на три части:

1) менеджеры по рекламе (производители рекламных контактов, мнящие себя производителями денег),

2) производители журналистских продуктов, за размещение которых на страницах изданий рекламодасты впоследствии, действительно, платят деньги,

3) прочий обслуживающий персонал: бухгалтерия, подписка и распространение, водители (по мнения большинства – дормоеды, непропорционально трудовому участию эти деньги потребляющие, что, конечно же, в корне не верно).

 

Производство любого конкретного номера любого издания в «ОН крест» подчинено одному закону – выполнению рекламного плана на номер. Контент определяется успешностью текущих контактов рекламного отдела. То есть, сколько согласий на производство материалов от своих клиентов рекламный отдел получит, столько материалов журналисты и напишут. Какие именно клиенты в данный момент времени будут уломаны, знать не может никто. Поэтому на момент сдачи номера эн, никто не знает, что же именно будет в номере эн плюс.

 

Редакторская работа преимущественно сводится к контролю над выполнением текущих задач, поставленных перед журналистами, приведению продуктов их деятельности в божеский вид и, конечно, написанию центральных (самых ответственных и самых денежных) материалов в номер. Планирования, как вы уже догадались, фактически нет.

 

Итак, номер «делается» следующим образом. Человечек, с произвольным образованием волею судьбы брошенный в редакции «ОН крест» на рекламную передовую (его должность здесь в разное время называлась по разному: рекламный агент, менеджер по рекламе, рекламный менеджер), звонит другому человечку из волшебного списка. Список этот – ни что иное, как клиентская база, а человечек, которому звонят, – чаще всего, директор некоей местной конторы или специалист по рекламе, если контора достаточно крута. Задача менеджера по рекламе – во что бы то ни стало доказать товарищу на том конце провода, что он жуть как нуждается в том, чтобы заказать производство и публикацию статьи о его супер-пупер-мега-замечательном бизнесе на страницах какого-либо из онкрестовских изданий. Задача потенциального клиента – разобраться, что именно ему впаривают, что могут предложить, зачем ему вообще это надо, или, что чаще, отвязаться от назойливого продавца газетной площади.

 

Отдельного повествования заслуживают истории о том, как именно происходят сии противоборства (а, черт возьми, отчего-то в славном городе Старый Оскол именно противоборством эти взаимоотношения и являются!), но опустим, для краткости. Предположим, победа осталась за менеджером по рекламе. Ликующий, бежит он к выпускающему редактору, Главнейшей или, напрямую к какому-нибудь из журналистов, чтобы осчастливить новостью: «Есть заказ! Надо ехать – «брать» материал!» Пишущий человечек отряжается на объект, где выясняет, чем именно конкретный ларек (магазин, завод и пр.) пупырчат, что особенно распупыристого произошло за последний период (в случае, если статья о данном ларьке – стопицотая в этом году) и т.д. и т.п. Задача хорошего журналиста в «ОН крест» – заставить директора или назначенное им для общения с журналистом лицо описать свою конторку максимально красочно, дабы в комплексе с фотографиями материал смотрелся, как поздравительная открытка на юбилей. Ну, по крайней мере, именно так свои задачи испокон веков воспринимали сами редакционные в «ОН крест».

 

Едем дальше. Материал взят (несмотря на активное «вспомогательное» участие в процессе интервьюирования присутствующего здесь же менеджера по рекламе). Журналист отправляется «расшифровывать» диктофонную запись интервью. Слово «расшифровывать» - не сленг, а термин, ибо именно расшифровкой процесс и является, так как, чаще всего, слух его в этот период радует клиентское мычание и бред типа: «Ну, мы это… Закупили, значит. И наладка… Людей нет. Потратили три лимона. А комиссия приходит и давай… Но это не пишите. Но мы в следующем месяце будем еще оборудование покупать. А если персонал не учить – сами понимаете. Но тут денег никаких не хватит. Поэтому, конечно, мы того…». Далее журналист олитературивает расшифровку (читателю, возможно, будет интересно узнать также, что некоторые довольно известные в городе «писатели» на этом этапе напрочь не заморачиваются: «редактор потом все выправит!»)

 

Из вышеприведенного бреда получается нечто типа: «На предприятии В.В. Пупкина проводится комплексное техническое перевооружение. Там понимают, что в условиях рыночной экономики конкурентная среда не позволит стоять на месте. Продукция уже не может быть «как у всех». Она должна быть лучше всех! В тоже время, здесь не забывают и о тех, чьим трудом все намеченные планы претворяются в жизнь. «Да, у нас очень взвешенная кадровая политика, - рассказал нам В.В. Пупкин, - мы инвестируем значительные средства в развитие персонала: проводим тренинги, обучающие семинары. Кроме того, стремимся по максимуму наполнить социальный пакет».

 

Ну, вот как-то так. И ничего, что большинства слов из этого текста в лексиконе Пупкина просто нет! Важно, чтобы он в принципе был в адеквате и смог порадоваться при прочтении от того, как связно и красиво он все излагал! А читать ему предстоит это совсем скоро. В традициях «ОН крест» всегда было мгновенное производство материалов. То есть, если, скажем, «добро» на материал получено сегодня, а завтра сдается номер, то в завтрашний номер материал и будет написан! Потому что… а вдруг клиент передумает? Ну, скажем, потратит куда-нибудь бабки, предназначенные для рекламы, и заявит: «Вы извините, канешна, но не до вас чота щас…» Может! Проверено! Кроме того, выполнение плана номера почему-то все время имеет тенденцию стремиться к минусам, а посему бабло нужно сейчас, а не в мифическом завтра. Поэтому – никаких долгих ящиков!

 

Олитературенный журналистский бредок доводит до кондиции редактор, после чего уже почти готовая статья (иногда сверстанная, иногда нет) отправляется на сверку. О, это страшное слово – «сверка»! Читателю следует понимать, что любая статья – есть сложный интеллектуальный продукт, созданный с соблюдением множества законов. И вот этот продукт предстает пред светлыя очи г-на Пупкина, в свое время скурившего букварь, а опосля, все ж, с успехом закончившего местное ПТУ. И этот самый Пупкин берет в руки ручку (с электронными документами работают единицы директоров в городе!) и начинает кромсать, а, что еще хуже, дописывать авторский текст! Текст, с выстроенной логической конвой, переходами и пр.! Представляете, во что он превращается? Надеюсь, нет.

 

Со сверки текст возвращается, чаще всего, уже не к автору, а к редактору. И у того начинают шевелиться волосы. Везде! Потому как русский язык в новоявленном «шедевре» больше не живет! Он попран г-ном Пупкиным больше, чем если бы над ним поглумились Олбанские пАдонки! И что, любопытно, именно в таком виде статью теперь надо размещать. Задача редактора на этом этапе – максимально корректно сгладить возникшие речевые «шероховатости» таким образом, чтобы клиент не возмутился, а в идеале, и не заметил.

 

Затем текст попадает на верстку, где специально обученный человек закидывает его на полосу, размещая среди других материалов, расставляет фотоиллюстрации, отдельно верстает заголовок, подзаголовок, выносы, подписи и пр. В общем, доводит будущую публикацию до того вида, в каком чуть позже ее увидит читатель. Процесс осуществляется под бдительным контролем редактора. Нередко в него вмешивается менеджер по рекламе (специфика «ОН крест», а вообще – нонсенс!), ибо тот уверен, что лучше всех знает, «как надо это все сделать, чтоб его клиент был счастлив». Сверстанная полоса проходит корректора, который выправляет все грамматические косяки, и… отправляется на конечную сверку! То есть, Пупкин еще раз все внимательно вычитывает и оглашает свой приговор: быть или не быть статье. В этом виде. Или вообще – как уже сказано, ничто не мешает ему банально передумать размещаться в изданиях «ОН крест». В этом случае, он не будет нести никаких издержек. И он это хорошо знает, поэтому, нередко, изгаляется до победного. «То – не так, это – не эдак». В общем, нервные срывы у персонала «ОН крест» – явление частое и закономерное…

 

Справедливости ради скажу, что попадаются и образованные пупкины (редко), и просто «не вредные» (чаще). Таких редакционные люди любят. Боготворят иногда даже. Но их –клиентов-душек – мало. Катастрофически…

 

Формат/НЕформат

 

Вот в такой среде суждено было родиться новому детищу «ОН крест». И, не смотря ни на что, он таки появился на свет!

Сразу поясню: по идее Главнейшей, суть проекта была в том, чтобы продавать под рекламу местным представителям бизнеса «свои», производимые по франшизе 12 страничек (позже, в ряде случаев, 28), которые впоследствии «подшивались» к общей федеральной части. Все вместе и формировало «Белгородский Шморбс», выходивший в свет два раза в месяц.

 

Первый номер готовили добрых полтора месяца. Но сколько же сюрпризов ожидало новоиспеченных франчайзи на пути к светлому дню, когда первые пачки журнала, вкусно пахнущие буржуйской типографией (печатали в Финляндии!), прибыли в редакцию!

Во-первых, всю пишущую братию «убило» новое понятие — «ФОРМАТ», ставшие ругательным словом уже через пару недель с начала активного сотрудничества.

 

Оказалось, что московские партнеры намерены проверять весь предполагаемый контент подготавливаемого номера на предмет соответствия некоторым правилам или, собственно, формату. Чтобы деревенские партнеры (а таковых на тот момент, кроме «ОH крест», по всей РФ было аж 37 штук!) максимально быстро врубались, в чем же эти правила состоят, старшими партнерами была создана инструкция, написанная простым, доступным языком. Однако главной особенностью инструкции являлось то, что писать надо так, как у нас: а) не принято, б) не возможно в силу отсутствия достаточной квалификации журналистов и связей с различного рода бизнес-аналитиками.

 

Согласно инструкции, «неформатом» журнала признавались: репортажи с открытия торговых объектов, с юбилеев фирм, материалы о введении новых локальных объектов на предприятиях, очерки об отдельных тружениках, не являющихся представителями топ-менеджмента и пр. (Чуть позже выяснилось, что реклама и PR — в принципе, НЕФОРМАТ издания! Но с этим бредом не только «ОН крест», но и прочие региональные партнеры вели незримый бой и, в конце концов, победили, превратив свои странички в «веселые картинки»). То есть, неформатом считалось все, на чем долги годы специализировалась редакция!

 

******************************************

 

http://kavicom.ru/uploads/sub/01.jpg

 

http://kavicom.ru/uploads/sub/03.jpg

 

http://kavicom.ru/uploads/sub/04.jpg

 

http://kavicom.ru/uploads/sub/02.jpg

 

Ох, уж этот чертов «формат»! Впервые новоиспеченному главному редактору окончательно стало понятно, что включает в себя это понятие, на семинаре, который проводила федеральная редакция «Шморбса» для всех своих региональных партнеров в августе 2006-го, то есть, через два с лишним месяца после старта. Семинар проходил в Суздале.

 

http://kavicom.ru/uploads/sub/05.jpg

 

http://kavicom.ru/uploads/sub/06.jpg

 

http://kavicom.ru/uploads/sub/07.jpg

 

Семинары для региональщиков – это трое суток беспробудного пьянства вырвавшихся на свободу главредов и рекламных директоров 38 представительств, прерываемого в буднее время лекциями и тренингами. От лекций и тренингов хотелось спать, и очень болела голова, однако, федеральным гуру (напропалую гульбанящим в незанятное время вместе с остальными) все же, каким-то непостижимым образом удавалось всаживать в размягченные алкоголем мозги региональных партнеров колоссальное количество информации. С семинара наш герой вернулся опухшим, но просветленным.

 

******************************************

 

Первые статьи, отправленные на проверку ту Москоу, вернулись густо испещренными правками и комментариями. Некто очень умный мало того, что выправил все корявости речи авторов, так еще и предложил новые заголовки, подзаголовки, врезки в текст, подписи к снимкам… Очень настоятельно так предложил, пояснив, что исходные варианты никуда не годятся. (Забегая вперед, скажу, что тенденция «ненавязчиво» рекомендовать все переделать продолжалась еще в течение нескольких месяцев после старта.)

 

И, казалось бы, чем плохо, что кто-то тратит время и силы на подучивание провинциальных журналюг азам производства бизнес-материалов для серьезного бизнес-издания? Да ничем, в общем, не плохо! Замечательно просто! Если б не одно но... Дело в том, что в традициях «ОН крест» было использовать практически всю имеющуюся площадь изданий ПОЛЕЗНО, то есть, забивая ее рекламными текстами и модулями. А теперь представьте себе ситуацию: рекламный текст, выстраданный писателем, прошедший горнило клиентских сверок, наконец, утвержден заказчиком. Всё! Заказчик, как подробно рассказано выше, уже испортил его настолько, насколько хватило «таланта», он счастлив и ждет глянцевых картинок с изображением его, незабвенного Василия Васильевича Пупкина на фоне его же тюрь... тьфу, простите, завода с подписью типа: «В.В. Пупкин на фоне лучшего на Белгородчине завода имени В.В. Пупкина».

 

И вдруг, некто совершенно безапелляционно перекраивает половину утвержденной статьи, да к тому же отрезает всякие там отчества и «избыточные» эпитеты. Вот теперь — всё! В смысле, полный абзац! В одночасье уважаемый чел в статье превратился в какого-то просто Василия Пупкина, завод перестал быть «лучшим» и стал ровно таким, каким его описал интервьюер. Понято, что ЭТО теперь необходимо заново сверять. Но как??? Как вообще ТАКОЕ показывать капризному заказчику? В воображении онкрестовцев вставали картинки одна другой ужасней: и как затопает ножками Василий Васильевич, и как начнет гневно черкать московские речевые изыски в материале, и как, раскричится он на менеджеров по рекламе и писателей, что, дескать, бездари они и ничего в журналистике не смыслят. Но, что, естественно, хуже всего, как гневно скомкает он платежку вместе с несостоявшейся статьей и — адьёс проценты, гуд бай зарплата.

 

К слову, все сказанное выше относилось к авторским статьям штатных журналистов «ОН крест». Но в первый номер были также запланированы материалы, написанные силами самих заказчиков. Так вот, эти тексты Москвой были просто «зарезаны». Приговор звучал коротко: НЕФОРМАТ! Главнейшую охватил ужас...

 

Раскол

 

Впрочем, пребывала она в этом состоянии недолго. Выручил один давний партнер «ОН крест», заказавший большой материал, ставший центральным в первом номере. Прочие тексты переписали в соответствии с форматом и пересверили. И... о чудо! Василии Васильевичи не топали ножками при виде своих оскопленных имен, так как, оказывается, почитывали федеральную прессу, где давно уже нет никаких отчеств у персонажей, более того, на удивление легко согласились с новыми текстовыми вкраплениями. И даже не пришлось редакционным людям на колени перед ними падать, хотя некоторые к такому сценарию были готовы.

 

Но лишь некоторые... Прочие же, чуть ли не с первых дней, невзлюбили новый проект, как классово чуждое явление. Ну, и в самом деле, помимо уже упомянутых заморочек, не меньшим злом была заявленная цена на рекламу в «Шморбсе». Менеджерам по рекламе вменялось в обязанности предлагать своим клиентам размещаться на страницах журнала по цене, в два раза превышающей среднюю цену рекламы в печатных СМИ по области. Аргументы в пользу такого расклада: печать в серьезном издании, в новом ФОРМАТЕ, на красивых глянцевых страничках, масштабное адресное распространение по всей Белгородчине, соседство с федеральными материалами об о-о-очень серьезных людях российского бизнеса, многостраничность и качественный контент федеральной части.

 

Замечу, все упомянутые достоинства издания достоинствами и являлись, но... для кого угодно, только не для большинства онкрестовцев! Дело в том, что часть из них банально оказалась не способной понять суть нового формата, а часть просто не приняла, ибо был он для них чуждым и слишком «сухим», без привычных розовых соплей. Все прочее тоже было малопонятным, потому неинтересным, если не сказать больше. А потом, опять же эта цена, после произнесения которой, у большинства потенциальных клиентов глаза норовили проститься с орбитами.

У редакционных включились защитки…

 

В итоге, проекту был объявлен негласный бойкот. Редакция разделилась на два лагеря: «за» и «против», соответственно (впрочем, были, конечно, и те, чья «хата с краю»).

 

В первом оказалась сама Главнейшая, взявшая на себя роль ведущего менеджера по рекламе нового проекта, ведущий менеджер по рекламе (да, да – я не ошибся – речь о двух разных людях) и бывший редактор «Информлистка», «думавший», кстати, над предложением возглавить журнал ни много, ни мало – два месяца. Позже к ним присоединилась белгородская журналистка – профессионал с 15 летним стажем, но никогда ранее не писавшая на бизнес-тематику…

 

Раскол, произошедший в 2006-м, в дальнейшем только усугублялся. Отягчающим фактором стали непомерные амбиции и личное противостояние лидеров, находившихся по разные стороны от баррикад. В итоге, через полтора года костяк «ОН крест» сожрал сам себя и перестал существовать. Один за другим все основные участники противостояния покинули редакцию. У каждого были десятки причин уйти. Но, сказать по правде, все эти причины, проблемы, на которых они, словно плесень, выросли, существовали и раньше. Но раньше был и цемент, связывавший онкрестовцев как кирпичики в одном едином Доме. К Новому, 2008 году, стало окончательно ясно, что цемента больше нет. Ветры вражды сделали свое дело. Вес скопившихся обид и разочарований перестал распределяться, компенсироваться невидимыми опорами. Удерживать его стало совершенно невыносимо. Да было уже и незачем...

 

 

P.S. Возможно, у читателя возник вопрос, с какого перепуга сия многобуквенная сага оказалась среди работ конкурса «О лучшем предприятии». Поясняю. Сами по себе слова «лучший», «лучшая», «лучшее» - из области субъективных категорий. Ну, скажите, можете вы определить, что есть «лучшая семья» или «лучший родитель»? Тоже и с предприятием.

Да, существуют критерии качества. Согласно тому, насколько предприятие по экспертным оценкам соответствует им, можно говорить о той или иной степени его превосходства над другими, близкими ему по классу, уровню. Совершеннейшая утопия сравнивать предприятие крупного холдинга с уличным киоском!

 

Однако (и тут мы подходим к главному), находясь в области субъективного, понятие «лучшее предприятие» очень естественно вплетается в общую картину мира любого из нас, ибо мы, человеки, в своей обыденной жизни практически во всем субъективны! Мой мир, моя объективная реальность объективна исключительно для меня, и абсолютно субъективна для вас.

 

Вот и мой герой, которого я так лихо ввел в повествование, а позже безвольно и бездарно бросил в середине, оценивая свой жизненный путь, убежден, что «ОН крест» со всеми его минусами, косяками и неустроенностью – это лучшее предприятие. По крайней мере, в его жизни – точно. До сих пор ни одно другое не дало ему столько знаний, навыков и просто человеческих эмоций, как это. Покинув его, он находится в постоянном поиске, неосознанно сравнивает, он ищет что-то, что будет ЛУЧШЕ. Он ищет это самое «лучшее предприятие». ЛУЧШЕЕ ДЛЯ НЕГО.

 

P.P.S. Это история о реальной организации. Я переобозвал все наименования дабы случайно не навредить ее деловой репутации. Видит Бог – это не входит в мои планы. Те же, кто поймут, о чем и о ком идет речь, знают даже больше, чем здесь описано. Ну, или думают, что знают)

Добавить комментарий
 
+1
0
-1
 
Просмотров 2664 Комментариев 22
Комментарии (22)

Комментировать публикацию

Гости не могут оставлять комментарии